Пий XII Достоин святости

Home / Статьи / Родольфо Варгас, президент SIPA. Павел VI и Пий XII. (Эксклюзивный перевод)

Родольфо Варгас, президент SIPA. Павел VI и Пий XII. (Эксклюзивный перевод)

Новость о том, что 9 октября этого (2008 – прим. пер.) года Святейший Отец Бенедикт XVI почтит память своего великого предшественника торжественной Мессой в величественной Базилике Св. Петра, заставляет вспомнить о почестях, воздававшихся Папе Пачелли другими Понтификами, призванными на Святой Престол вслед за ним. Особенное внимание в этом контексте привлекает Папа Павел VI (1963-1975), который неоднократно высказывал свое восхищение великим Папой, в тени которого он много лет усердно трудился в римской Курии.

16 декабря 1937 Папа Пий XI назначил Монсеньора Джованни Баттиста Монтини заместителем Госсекретаря и Тайным секретарем. Таким образом он близко познакомился с Эудженио кардиналом Пачелли, с 1930 года занимавшим пост Госсекретаря Святого Престола и сменившим на нем Пьетро кардинала Гаспарри. Вместе с ним работал другой великий труженик Церкви – Монс. Доменико Тардини (будущий кардинал, оставивший мемуары о своей работе с Пией XII). Он и Монтини стали двумя столпами, на которых держалась политика Святого Престола в течение понтификата Папы Пачелли, особенно с 1944 года, после кончины Госсекретаря Луиджи кардинала Мальоне.

Важнейшие обязанности легли на плечи Монс. Монтини в трагическое время Второй Мировой войны. Пий XII поручил ему заняться организацией помощи всем жертвам войны, и особенно евреям. В этом ему помогла сестра Паскалина Ленерт, преданная экономка и помощница Папы, которая направила всю свою истинно немецкую организованность и чувство порядка на то, чтобы организовать папскую помощь беженцам. Монс. Монтини выделил огромное количество средств с личного счета Папы, доказательством чего служит тот факт, что в итоге счет оказался полностью пуст. Благодаря этому благородному поступку были спасены от депортации более 4000 евреев, нашедших укрытие в Ватикане, в папской загородной резиденции Кастель Гандольфо, в монастырях и прочих учреждениях Церкви. Когда 19 июля 1943 римский квартал Сан-Лоренцо подвергся тяжелой бомбардировке, Пий XII немедленно направился туда на своем автомобиле, чтобы утешить пострадавших. Его сопровождал Монс. Монтини, который свидетельствует о таких же визитах в кварталы Тусколано и Пренестино, подвергшимся бомбардировкам 13 августа того же года. Белая папская сутана, запятнанная кровью несчастных, навсегда запечатлелась в памяти папского помощника.

29 ноября 1952 Пий XII назначил Монсеньоров Тардини и Монтини заместителями госсекретаря по внутренним и внешним делам Церкви соответственно, расширив при этом их полномочия. Два года спустя Монс. Монтини был возвышен в сан Архиепископа Милана, став преемником скончавшегося кардинала Шустера. 12 декабря он был хиротонисан кардиналом Тиссераном. Пий XII, боровшийся с тяжкой болезнью, произнес в честь нового блюстителя кафедры Св. Амбросия пылкую речь, транслировавшуюся из опочивальни больного Папы. Кто-то сказал по этому поводу, что этим назначением Папа отдалял от Рима неудобного прелата с противоречивыми политическими убеждениями. Но истина состоит в том, что в 1952 году Папа предложил ему, так же как и Тардини, кардинальское достоинство, которое они оба сочли должным скромно отклонить.

Прошли годы и архиепископ Милана, возведенный в сан кардинала Блаженным Иоанном XXIII, готовился войти в конклав, созванный после кончины Папы Ронкалли в 1963 году, когда разыгрался скандал вокруг «Викария», пьесы Рольфа Хохута, очернявшей светлую память Пия XII, представляя его молчание в годы Холокоста следствием трусости и коллаборационизма. Кардинал Montini выступил с энергичным протестом на страницах британской газеты The Tablet, которое было напечатано, когда он уже стал новым Понтфиком. Его статью стоит процитировать, ибо она содержит ценные свидетельства, исходящие из уст человека, хорошо знавшего оклеветанного Папу и теснейшим образом трудившегося с ним рука об руку на протяжении долгих лет:
«Считаю своим долгом приложить максимум усилий для того, чтобы способствовать ясному и честному изображению исторических фактов, искаженных в этой псевдореалистической пьесе, и убедить всех в том, что фигура Пия XII, выведенная на подмостках в «Викарии», не только не представляется правдоподобной, но более того, клевещет на истинный моральный облик покойного Понтифика. Я могу говорить об этом со всей ответственностью, потому что мне выпало счастье находиться и работать рядом с ним каждый день на протяжении почти всего понтификата Пия XII, начиная с 1937 года, когда он был еще Госсекретарем, и вплоть до 1954, т.е. я был подле него в течение всего периода Мировой войны. Фигура Пия XII, выведенная Хоххутом, ложна. Это ложь, что он был труслив… За его хрупкой и изящной внешностью, за его всегда благородной и сдержанной речью скрывалась натура пылкая, благородная и мужественная, способная принимать решения, требующие большой силы и способности идти на риск. Это ложь, что он был бесчувственным и замкнутым. Напротив, он обладал душой тонкой и чувствительной. Такой же ложью является и утверждение, будто бы Пий XII руководствовался только сиюминутными политическими соображениями. Ибо грязной клеветой было бы утверждение, что его понтификату свойственны поиски какой бы то ни было выгоды. Почему Пий XII не вступил в открытый конфликт с Гитлером, чтобы предотвратить гибель миллионов евреев от рук нацистов, не трудно понять тому, кто не повторяет ошибку Хоххута, который считает, что в тот ужасный период существовали какие-то эффективные методы воздействия на нацистов,и наделяет Папу неким всемогуществом. Подобные средства возможны только в нормальных исторических обстоятельствах или же в гипотетическом наивном мире, порожденном фантазией юного комедиографа. Если бы, предоположим, Пий XII поступил бы так, как требует от него Хоххут, последовали бы столь суровые карательные меры, число жертв было бы так велико, что после окончания войны Хоххут смог бы написать уже совсем другую пьесу, гораздо более реалистическую и захватывающую, чем «Викарий». Ибо из-за собственной политической близорукости и отсутствия психологической проницательности он стал бы причиной ужасных страданий и несчастий, причем не собственных, а миллионов невинных жертв. Подобные темы и исторические персонажи не предмет для игр драматургов и артистических упражнений актеров, лишенных понимания закономерностей исторического процесса. Это противоречит как Божьим установлениям, так и элементарной человеческой порядочности. Потому что на самом деле в данном случае мы становимся свидетелями другой трагедии: попытке возложить на Папу ответственность за ужасные преступления нацизма».

Для того, чтобы остановить волну клеветы, обрушившейся на светлый образ Пия XII, Павел VI повелел открыть секретные архивы Ватикана и поручил группе из трех членов Общества Иисуса – отцам Блэту, Мартини и Шнайдеру составить и опубликовать подборку документов, касающихся деятельности Святого Престола в течение военных лет правления покойного Папы Римского. Итогом этого грандиозного труда, продолжавшегося с 1965 по 1981 год, стала фундаментальная 12-томная работа, озаглавленная Actes et documents du Saint Siège rélatifs à la Seconde Guerre Mondiale (Акты и документы Святого Престола, относящиеся к периоду Второй Мировой войны), которая является документальным опровержением выдвигаемых против Пия XII обвинений.

Папа Монтини не пренебрегал возможностью публично выказать уважение к своему достойному предшественнику. В 1965 году он открыл процесс его беатификации (продолжающийся до сих пор и идущий весьма активно благодаря усилиям Отцов Молинари, вице-постулатора, и Гумпела, постулатора). 9 октября 1968 года в Ватиканской Базилике состоялась торжественная Месса, которой была отмечана десятая годовщина со дня смерти Понтифика (в честь этой даты была выпущена серия почтовых марок).

7 марта 1976 года, Павел VI на праздновании столетия со дня рождения Пия XII произнес удивительную проповедь, посвященную жизни Папы, закончив ее взволнованными словами: «Наш голос дрожит от волнения, сердце замирает при воспоминании об Эудженио Пачелли, Папе Пие XII, которого мы почитаем как отца, со всей искренностью кроткой сыновней любви, истинным преклонением недостойного преемника. Храните память об этом прославленном и выдающеся понтифике, о римляне, ибо так вы сохраните память Церкви, память мира, память истории. Ибо он в наивысшей степени достоен нашего почитания, благодарности и искреннего восхищения».

Павел VI постигал науку быть Папой вместе с Пием XII. Они испытывали сходные чувства застенчивости, ощущали выходящую за пределы нашей реальности миссию, с одинаковой любовью относились к культуре и одинаково воспринимали собственное достоинство Викария Христа. Хотя обстоятельства их понтификатов отличались друг от друга, и соответственно различными были и политические методы, использовавшиеся ими. Также Пачелли и Монтини отличались вкусами и средой воспитания: один вырос в аристократической атмосфере под сильным влиянием немецкой культуры, другой происходил из среды буржуа и тяготел к культуре французской. И все же, несмотря на эти различия, нельзя отрицать тот факт, что Павел VI всегда чувствовал особую связь, родство со своим предшественником. И возможное символическое подтверждение этой их человеческой близости можно увидеть в том, что 6 августа, 30 лет назад (в 1978 году – прим. пер.) Павел VI испустил дух в летней папской резиденции Кастель Гандольфо, так же как и Папа Пий XII.

Источник: Блог Sodalitivm Internationale Pastor Angelicvs
Пер.:Роман Стыран

To get the latest update of me and my works

>> <<