An additional financial establishments that usually delivered to Fast Cash Online Fast Cash Online default on hand out wanting paychecks.

Рональд Ричлак. Почему Папа Пий XII был прав (Эксклюзивный перевод)

Почему Папа Пий XII был прав
Рональд Ричлак (Ronald J. Rychlak) Ассоциированный декан и профессор права Университета Школы Права в Миссисипи.

9982

Пий XII на улицах Рима после бомбардировки

 

Во время Второй Мировой Войны Католическая Церковь, по указаниям Папы Пия XII, покровительствовала евреям и другим жертвам нацизма, снабжая их подложными проездными документами тех, кто мог ими воспользоваться, раздавая еду и одежду среди тех, кто страдал, утешая униженных и оскорбленных и поддерживая дух военных лидеров Союзнических армий. Однако то, что Пий XII воздерживался от публичных настойчивых обвинений в адрес Адольф Гитлера, стало причиной споров вокруг его истинной роли.

Некоторые комментаторы утверждают, что «молчание» Пия XII было свидетельством малодушия и моральной слабости и что он не состоялся, как пастырь своей паствы. Другие утверждают, что Ватикан заботился только о жертвах-католиках, но не о евреях. Или что Церковь полностью находилась под влиянием мирового мнения. Или что Святой Престол исповедовал антисемитизм. Или что ужас Папы перед коммунизмом заставлял его закрывать глаза на правду о нацизме. Один писатель (Джек Чик (Jack Chick), Дымовая завеса, (Smokescreens), 1983) зашел так далеко, что сказал следующее: «Папа Пий XII должен был предстать перед судьями в Нюрнберге. Его преступления заслуживали смерти».

С вашего позволения, оставим эти дикие измышления в стороне, в то время как мы с вами ознакомимся с историческими документами, документами общедоступными, но пока мало известными. Из них со всей очевидностью становится ясно, что Пий XII не только совершил безмерный труд ради спасения страждущих, но и что его выбор непубличной борьбы, борьбы закулисными методами был единственно верным.

Итак, для начала вернемся во времена Первой Мировой Войны, когда человек, ставший в последствии Папой Пием XII – Эудженио Пачелли – жил в Мюнхене и исполнял тяжелые обязанности ватиканского нунция в Баварии. Германия была главным участником той войны и многими воспринималась как главный агрессор. Пачелли, действуя от имени Папы Бенедикта XV, предложил германским лидерам план мирного урегулирования. Он исполнил поручение и, хотя план не привел к заключению мира, некоторые тезисы Бенедикта XV годом позже вошли в число четырнадцати пунктов плана президента Вудро Вильсона, который способствовал прекращению военных действий.

Пачелли оставался в Мюнхене после войны, и от имени Святого Престола заключил конкордат между Ватиканом и Баварией. Такие конкордаты были важны для Святого Престола, ибо без них Церковь могла лишиться права на создание молодежных объединений, права назначения священников и епископов, права преподавать, и даже отправлять церковные обряды. Позже Пачелли был переведен в Берлин в качестве ватиканского представителя при правительстве Веймарской Республики. На этом посту он безуспешно пытался добиться подписания конкордата, гарантирующего права Церкви на территории всей Германии. В декабре 1929 года он был отозван в Рим, посвящен в сан кардинала и в 1930 назначен Государственным секретарем Ватикана.

Адольф Гитлер пришел к власти в 1933, и одним из его первых международных актов стало подписание конкордата с Ватиканом, того самого соглашения, которого Пачелли безуспешно добивался почти десятилетием ранее. Гитлер согласился принять выгодные для Церкви условия, однако при этом он ясно дал понять, что, если Ватикан отвергнет его предложение, он создаст для католиков в Германии невыносимые условия. Конкордат был подписан Папой Пием XI по совету Госсекретаря Пачелли, который, действуя от имени Ватикана, не питал никаких иллюзий в отношении способности Гитлера исполнить свою угрозу. Пачелли шутил, что «в конце концов, нацисты не могут заставить всех разом голодать» (речь идет о католиках в Германии– прим. пер.), но даже для него должно было стать неожиданностью то, как скоро и как часто германское руководство стало нарушать конкордат. Всего пять дней спустя после его подписания нацисты приняли закон о стерилизации, который грубо нарушал условия соглашения с Ватиканом. Между приходом нацистов к власти в 1933 и летом 1936, Ватикан направил германскому правительству более 50 протестов. Первый протест – в отношении бойкота еврейским предпринимателям – был в числе сорока пяти других, которые нацисты даже не удостоили ответа.

В августе 1936 немецкие епископы обратились к Пачелли с жалобой на трудности, которые им создавали нацисты. Пачелли лучше всех сотрудников Святого Престола представлял себе положение дел в Германии, и Пий XI поручил ему составить на этот счет энциклику. (Когда позже иерархи Католической церкви в Германни выразили признательность Пию XI за издание этой энциклики, тот скромно отклонил их благодарность и переадрессовал ее Пачелли).

Энциклика Mit brennender Sorge («С глубокой тревогой») стала одним из самых сильных документов, осуждавших национальный режим, когда-либо опубликованных Святым Престолом. Ватикан сделал все, чтобы нацисты не смогли воспрепятствовать его распространению. В отличие от большинства энциклик Mit brennender Sorge была написана по-немецки. Текст энциклики контрабандой был переправлен в Германию, тайно распространен и зачитан на Мессе в Вербное Воскресенье 14 марта 1937. Mit brennender Sorge осуждала не только притеснение Церкви в Германии, но также обрушивалась на новоязычество нацистских теорий, обожествление государства и разделение людей по расовому и национальному признакам. В ней говорилось:

«Кто бы ни возвышал расу или народ, или государство, или частные формы государства, или обладателей власти, или любые другие фундаментальные ценности человеческого общества, конечно, выполняющие необходимые и благородные функции в мирских делах – кто бы не возносил эти понятия выше их обычного значения и обожествлял их, сотворял из них кумиры, искажая и извращая мировой порядок, задуманный и сотворенный Богом, тот будет далек от истинной веры в Бога и от понимания жизни, черпающей силы в вере».

Вот одно утверждение, с особой очевидностью направленное против Гитлера и нацизма:

«Никто, но только лишь умы поверхностные, неглубокие могут прийти к идее национального Бога, национальной религии. Или попытаться замкнуть в рамках одного народа, в тесных границах одной расы Бога, Создателя вселенной, Царя и Законодателя всех наций, перед чьей безмерностью они «как капля из ведра» (Ис. 40:15).

В энциклике говорилось, что «враги Церкви, которые думают, что пришло их время, узрят, что ликование их было преждевременно».

Нацисты конфисковывали копии энциклики, арестовывали печатников, изготовлявших оттиски и отбирали их печатные станки. Распространители были арестованы, последовали новые притеснения Церкви в Германии, несколько священников были обвинены в изготовлении фальшивых денег. В мае Гитлер на страницах швейцарской газеты заявил: «Третий Рейх не приветствует modus vivendi (образ жизни – лат. Прим. пер.) Католической Церкви, но напротив желает разрушить всю его ложь и бесчестие, чтобы создать место для Германской Церкви, в которой германская раса будет прославлена». Папа Пий XI с этого момента воспринимался как враг нацизма.

Во время своего понтификата Пий XI заключил конкордаты с 21 народом, постоянно пребывая в заботе о сохранении мира во всем мире и защите духовной миссии Церкви. Однако, после его кончины в феврале 1939, мир был, возможно, наименее прочен, чем когда бы то ни было. Германия уже аннексировала Австрию и обращала свои взоры на восток, разместив свои войска в Судетской области и угрожая Чехословакии, Польше и Румынии.

Через неделю после кончины Папы немецкий посол при Святом Престоле обратился к Священной Коллегии Кардиналов. Вместо обычных соболезнований нацистский эмиссар рассуждал об «эволюции нового мира, который желает восстать из руин прошлого, которое, по множеству причин, больше не может продолжать существование». Он в весьма понятной форме обращал внимание выборщиков следующего Папы, на тот факт, что избрание Пачелли крайне нежелательно, по причине политики, которую тот проводил на посту Госсекретаря. (По той же причине, французский министр иностранных дел выражал надежду, что следующим Папой станет именно Пачелли).

На одном из самых коротких конклавов в истории, Кардиналы избрали следующим Папой Эудженио Пачелли, «самого опытного и искушенного дипломата». Canadian Jewish Chronicle, комментируя это событие, писала, что «хотя избрание двести шестьдесят одного понтифика до настоящего времени было событием, не занимавшим евреев… избрание двести шестьдесят второго Папы вызвало немалый интерес». Передовица продолжалась такими словами:

«Избрание Кардинала Пачелли – это больше чем просто признание личных дарований. Это выбор политики… Несмотря на безумную попытку, которую предприняли нацисты и фашисты – повлиять на выборы речами, внушением и советом, шанса у кардиналов, дружественно настроенных к Гитлеру и Муссолини… не было. Неуклюжая рекомендация, которую… немецкий посол в Ватикане на днях дал Коллегии Кардиналов… уже возымела недвусмысленную ответную реакцию на свою заносчивость. Сговор с целью похитить Кольцо Рыбака растаял в белом дыме».

Иерусалимская Palestine Post от 6 марта 1939 сообщала: «Сердечный прием результатов выборов, особенно во Франции, Англии и Америке, и достаточно теплый в Германии, не вызывает удивления, если вспомнить ту огромную роль, котороую он [Пачелли] играл в недавнем противостоянии Папства пагубным расовым теориям».

Нацистские СМИ сетовали на «предвзятую враждебность и неизлечимую нехватку понимания», продемонстрированные Святым Престолом. На следующее утро после избрания Пачелли берлинская Morgenpost писала: «Избрание Кардинала Пачелли несовместимы с процветанием Германии, потому что он всегда был противником нацизма и определял политику Ватикана при своем предшественнике». Das Schwarze Korps, официальный печатный орган элитной нацистской организации Schutzstaffel (больше известной как СС), заявил: «Будучи нунцием и госсекретарем, Эудженио Пачелли очень плохо понимал нас. Надежда на него мала. Мы не верим, что как Пий XII он изберет другой путь». Германия была единственной влиятельной стороной, не приславшей своего представителя на коронацию нового Папы. А три для спустя Гитлер вторгся в Чехословакию.

Перед лицом грозящей всему миру войны новый Папа обещал направить все усилия на предотвращение кровопролития. Пачелли принял имя Пий (на латыни Pius означает набожный, добросердечный и мягкий. По-еврейски — примирение) в честь своего предшественника. На своем гербе он повелел изобразить голубку, несущую в клюве оливковую ветвь. Девизом он избрал слова «Opus Justitiae Pax» («Справедливость устанавливает мир»). Его первое обращение через Ватиканское радио стало обещанием трудиться ради единения и призывом к миру.

К несчастью, Пий не смог остановить эскалацию войны. В сентябре 1939 Гитлер занимает Польшу. Европа была охвачена войной. В этой ситуации Пий меняет свои цели и тактику. Вместо того, чтобы издавать обращения к мирским властям, он решает протянуть руку помощи жертвам войны и молиться о мире. Всякая деятельность, способная скомпрометировать нейтралитет Церкви, должна была вестись в атмосфере полной секретности. Это решение работать за сценой позволило Пию совершить то, что позже некая еврейская газета назовет «одним из величайших проявлений человечности за двадцать веков».

Решение Пия XII занять осторожную позицию было продиктовано множеством причин. Он понимал, с какой опасностью сопряжены его усилия по спасению людей. Официальный нейтралитет позволял Папе выполнять роль посредника в деле мира, позволял Ватикану, не взирая на границы воюющих стран и линии фронтов, кормить, одевать и заботиться о жертвах войны, позволял Ватикану выполнять роль связующего звена между двумя сторонами, позволял смягчать гонения на Христиан на оккупированных нацистами территориях и сохранять статус Ватиканского государства. Папа, однако, предложил другое объяснение своих мотивов.

В своей первой энциклике Summi Pontificatus («О единстве человеческого общества»On the Unity of Human Society»), изданной в октябре 1939, Пий с мукой и возмущением писал о войне и излагал свой план мирного урегулирования. Церковь, писал он, «обращает свое оружие на этот мир не для того, чтобы господствовать, но чтобы служить. Она не стремится к тому, чтобы занять место других законных властей в их собственных сферах влияния, но предлагает им свою помощь по примеру и в духе ее Божественного Основателя, Который «ходил, благотворя» (Деян. 10:38). Пий приводит слова Иисуса «отдавайте кесарево кесарю». Другими словами, Церковь играет важную, но ограниченную роль в мирских спорах.

Папа обещал молиться о мире и утешать страждущих. Это не означало, однако, что он был слеп в отношении политических реалий. Summi Ponfificatus определяет текущую ситуацию как «беспрестанное возрастание воинства врагов Христа», которые «отвергают или на практике игнорируют животворные истины и ценности, неотъемлемые от веры в Бога и в Христа». Эти определения явно соотносились с гитлеровским нацизмом. Пий писал о «нашей дорогой Польше, которая, за свою преданность Церкви, за свое служение по защите Христианской цивилизации… имеет право на великодушное и братское отношение всего мира, в то время когда она ждет, уповая на могущественное заступничество Марии, Помощи Христиан, часа воскресения в гармонии с принципами справедливости и истинного мира». Учитывая захват Польши нацистами, разночтений в толковании этой фразы быть не могло. American Israelite назвал энциклику папским «осуждением нацизма». Позже французские самолеты разбрасывали над немецкими позициями пропагандистские листовки с текстом энциклики.

В тот же день, когда Германия напала на Польшу, Пий отослал папскому нунцию в Варшаве телеграмму с инструкциями по организации польских евреев для переправки в Палестину. Одним из ключевых моментов конкордата с Германией был пункт, по которому германские власти обязаны были защищать интересы крещеных евреев как Христиан. Соответственно, Пий поручил своему нунцию в Турции (Анджело Ронкалли (Angelo Roncalli), будущий Папа Иоанн XXIII) подготовить тысячи свидетельств о крещении, чтобы помощь еврейским беженцам, прибывающим в Стамбул, в надежде на то, что эти документы облегчат им бегство. (Когда позже его благодарили за его решительные меры к спасению человеческих жизней, Ронкалли сказал: «Во всех этих трагических обстоятельствах я согласовывал свои действия со Святым Престолом и просто выполнял приказы Папы: первый и главный – спасти жизни евреев».) По мере того, как война набирала обороты, эти документы свободно распространялись среди всех оккупированных народов, и Пий учредил комитет, который помогал тысячам евреев покинуть Европу, распространяя на них защиту Католической Церкви.

Вскоре после захвата Польши некоторые члены германского высшего командования стали опасаться, что Гитлер приведет германский народ к катастрофе. Они решили при первой возможности свергнуть его и назначить новое правительство. Был составлен заговор, однако, даже если бы Гитлер был свергнут, Британия и Франция могли оккупировать Германию и совершить суровое правосудие. Поэтому антигитлеровски настроенные патриоты желали, прежде чем реализовывать свой план, достичь соглашения с Союзниками. Полковник германской разведки Ганс Остер завербовал доктора Йозефа Мюллера, крупнейшего Мюнхенского адвоката и верного Католика, и организовал ему поездку в Ватикан с целью заручиться посредничеством Папы в переговорах между Британией и немецкими антифашистами. Подвергая Церковь величайшему риску, Пий поручил своему личному секретарю написать письмо с изложением плана Папы и с уверением в том, что Папа готов обсудить с Британией разумные условия мирного договора. К несчастью, этот заговор остался в зачаточном состоянии. Однако в начале 1940, когда немецкие антифашисты осознали, что Гитлер планирует перенести основную атаку на запад, они вновь обратились к лидеру нейтрального мира – Пию XII. С его согласия радиостанцией Ватикана было передано закодированное предупреждение нунциям в Бельгии и Голландии, которое те переправили правительствам в Лондоне и Париже. Предупреждение было сделано почти за неделю до вторжения немцев в Голландию, Люксембург и Бельгию, однако Союзникам не удалось остановить германский блицкриг.

После того, как нацисты покорили эти небольшие народы, Пий послал выражения поддержки и симпатии Королеве Голландии, Королю Бельгии и Великому Герцогу Люксембургскому. Когда итальянский фашистский диктатор Муссолини узнал о переданном по радио предупреждении и телеграммах с выражениями симпатии, он воспринял это как личное оскорбление и поручил своему послу в Ватикане заявить официальный протест, обвиняя Пия в переходе на сторону врагов союзной Италии Германии. Папа ответил, что совесть его чиста и добавил: «Мы не боимся отправиться в концентрационный лагерь».

В июне 1941 Гитлер напал на СССР, нарушив собственный Пакт о ненападении. Советский Союз, желавший сохранения нейтралитета с Гитлеров, в первые годы войны не выражал желания присоединиться к Союзникам. Это вызвало некоторое беспокойство в среде Католической Церкви. Пий XI написал Divini Redemptoris («Об атеистическом коммунизме,» 1937), в которой заявил, что ни один человек, желающий сохранить Христианскую цивилизацию, не должен сотрудничать с коммунистами. Теперь же ситуация изменилась: Союзники и Советский Союз стали полноправными партнерами в войне с Гитлером.

Соединенные Штаты по прежнему сохраняли официальный нейтралитет, но президент Рузвельт принял закон о ленд-лизе, т.е. о поставках или сдаче в аренду оружия и амуниции народам, чья безопасность жизненно важна для национальной безопасности Америки. Этот закон позволял американским фабрикам поставлять в Великобританию военную продукцию, но американские Католики были очень обеспокоены и недовольны тем, что подобная помощь распространится также и на страну коммунистов. Рузвельт просил Пия XII помочь изменить эти умонастроения. После того, как Союзники заверили Папу, что они не собираются поддерживать распространение коммунизма, Пий поручил Вспомогательному Епископу Кливленда Майклу Риди (Michael Ready) «еще раз истолковать» Divini Redemptoris и объяснить, что она не запрещает Соединенным Штатам оказывать помощь СССР. Служители Американской Церкви также сообщали прихожанам, что Иосиф Сталин объявил свободу вероисповедания в своей стране. Это согласовывалось с текущей позицией Союзников и помогало преодолеть сопротивление оппозиции американских Католиков и распространить действие программы ленд-лиза на СССР.

Конечно, Рим был особенно дорог сердцу Понтифика. Он стремился прежде всего оградить Италию от войны. Когда его попытки провалились, он пытался получить обещания от обеих сторон, что они не будут бомбить итальянскую столицу. И все же несколько раз бомбы падали на Рим, в том числе во время тяжелого налета утром 19 июля 1943. Тогда, так же как и на протяжение всей войны, Пий отказался спуститься в бомбоубежище. Вместо этого он стоял у окна и более двух часов наблюдал, как армады американских бомбардировщиков обрушивают на Рим сотни тонн взрывчатки. Едва прозвучал отбой воздушной тревоги, Папа забрал из Банка Ватикана запасы наличных денег и отправился в город. Древняя Церковь Сан-Лоренцо была частично разрушена, также как кладбище Кампо Верано, где тела погребенных (в том числе родителей Папы) взрывами были выброшены из могил на поверхность. Пий сделал то, что было в его силах, дабы утешить раненных, соборовал тех, кого не мог спасти, и раздавал деньги тем, кто нуждался в пище и одежде. Месяц спустя, когда район Сан-Джованни подвергся бомбардировке, он вновь первым пришел на помощь пострадавшим.

Пий настраивал итальянское руководство на заключение сепаратного мира с Союзниками, но Муссолини не желал отворачиваться от Гитлера. 25 июля 1943 Король Виктор Эммануил приказал арестовать Муссолини. Гитлер, чувствуя, что Король намерен искать мира с Союзниками, решает направить в Италию войска и по существу оккупировать территорию своего номинального союзника. Это в определенном смысле осложнило положение Святого Отца. До определенного времени итальянцы сопротивлялись призывам Германии депортировать евреев (некоторые германские лидеры видели в этом плоды влияния Католической Церкви), но теперь, когда немцы были на пороге Рима, евреям грозила смертельная опасность. Пий помог множеству евреев покинуть Рим и предложил убежище тем, кто не мог или не желал бежать. Помимо этого Папа повелел Госсекретарю Ватикана направить письмо настоятелям всех монастырей и главам епархий, с повелением оказывать посильную помощь беженцам. Эти срочные меры, принимаемые Понтификом, оказались весьма своевременными.

26 сентября 1943 нацистские власти потребовали от лидеров еврейской общины Рима в течение 36 часов предоставить 50 килограммов золота (либо эквивалентную сумму в долларах или фунтах). В противном случае нацисты угрожали отправить в концентрационные лагеря двести римских евреев. Будучи не в состоянии собрать требуемую сумму, евреи нуждались в помощи. В своих мемуарах «Перед рассветом» (Before the Dawn, переизданы в 1997 под названием «Почему я стал Католиком» (Why I Became a Catholic)), Эудженио Золи, в описываемый период – главный раввин Рима, вспоминает, что, когда искали человека, который отправился бы в Ватикан и просил о помощи, выбор пал на него. Воспользовавшись фальшивыми документами, он преодолел немецкий кордон вокруг Ватикана. Оказавшись на территории Святого Престола он объяснил цель своего прихода служителям Ватикана. Те решили доложить обо всем Папе. И вот через короткое время они вернулись и предложили неограниченный кредит на все нужды. Немцы получили то, что требовали.

Но это дало лишь короткую передышку. Пий знал, что хотя нацисты жаждут добычи, с той же силой они желают истребления евреев. По его приказу почти двести Католических учреждений в Риме и его окрестностях открыли свои двери для тысяч еврейских беженцев. Даже Базилика Святого Петра стала для них убежищем. Пий запретил Швейцарской Гвардии использовать церемониальные алебарды и заменил их автоматами, и впервые в истории двери великой Базилики в течение дневных часов были опечатаны.

Как и предвидел Папа, в течение месяца Гестапо провело повальные обыски в Риме. Все евреи, независимо от пола, возраста или состояния здоровья, были согнаны в одну толпу, окруженную конвоирами, и отправлены в концентрационный лагерь. Количество департированных дошло до 1015 человек. Из них только 16 переживут войну. Во время обысков тысячи римских евреев укрылись в Ватикане и в окрестностях Рима на территориях, принадлежавших Святому Престолу. Если бы Папа замешкался дать приют этим людям хотя бы на несколько дней, большинство из них истребила бы нацистская машина уничтожения.

Немцы никогда не покушались на имущество Ватикана в Риме, но некоторые церкви, монастыри и приходы все же подвергались разграблению. Когда это случалось, Папа подавал протесты соответствующим властям. Также он придумал некоторые хитрости, например, предложил священникам научить евреев петь литургические песнопения и, по возможности, одевать их в церковное облачение. Евреи, укрывшиеся в зданиях Католической Церкви, позже рассказывали истории, как они переходили от еврейской молитвы Шема к латинской Ave Mariа, едва заслышав снаружи подозрительный шум.

По указанию Папы, усилия к спасению евреев предпринимались на оккупированных нацистами территориях по всей Европе. В Венгрии, к примеру, множество евреев действительно перешли в Католичество. Несомненно, многие из них сделали это лишь для того, чтобы избежать преследований нацистов, и многие также быстро вернулись к Иудаизму, едва закончилась война. И все же – как в случае с Ронкалли и стамбульскими свидетельствами о Крещении – мы можем увидеть всю полноту стремления Пия XII спасти жизни евреев в том факте, что он одобрил подобные сомнительные религиозные практики ради исполнения этой гуманитарной миссии. Служители Церкви не обольщались своим внезапным успехом в деле евангелизации евреев. В одной маленькой будапештской церкви до немецкой оккупации совершалось четыре-пять обращений за год. В 1944, когда Венгрия была оккупирована, эти цифры резко возрасли: шесть обращений в январе, двадцать три в мае, сто одно в июне, более семисот в сентябре и более тысячи в октябре. Когда нацисты поняли, что евреи обращаются только для того, чтобы избежать депортации, они начали преследования «обращенных», и число обращений вновь резко сократилось.

Несмотря на усилия Церкви в Венгрии, 437 000 евреев были депортированы в середине лета 1944. 25 июня Пий XII направил Регенту Венгрии адмиралу Хорти открытую телеграмму. В ней говорилось:

«Из разных источников поступают к Нам просьбы употребить Наше влияние, дабы укротить и смягчить страдания, которые столь долго со смирением сносило из-за своей национальности или расовой принадлежности великое множество несчастных людей, принадлежащих к этому благородному и доблестному народу. В согласии с Нашим служением любви, охватывающей каждое человеческое существо, Наше отцовское сердце не может оставаться безучастным к этим призывам о скорейшей помощи. По этой причине Мы обращаемся к Вашему Высокопревосходительству, взывая к Вашим благородным чувствам и пребывая в полной уверенности, что Ваше Высокопревосходительство сделает все, что доступно Вашим силам, дабы спасти множество несчастных от грядущих мучений и скорбей».

Кроме этого Пий послал открытую телеграмму венгерскому Кардиналу Середи, прося поддержки в деле защиты жертв нацизма. Эта телеграмма была обнародована во многих церквях, прежде чем все ее копии были конфискованы правительством. Адмирал Хорти жаловался немецким оккупантам, что священнослужители просто бомбардируют его телеграммами и что нунций звонит ему несколько раз за день. Видя эту волну протестов, Хорти не стал противодействовать депортации евреев, которую немцы с успехом продолжали. Свыше 170 000 венгерских евреев были спасены от депортации в самый последний момент только благодаря вмешательству Папы. Вернемся в Рим. Девять месяцев нацистской оккупации закончились в июне 1944. Когда силы Союзников вошли в город, тысячи скрывавшихся впервые за эти месяцы открыто вышли на улицы. Это было массовое радостное шествие к Ватикану, люди шли, чтобы поблагодарить Бога, который спас их от ужасов войны. Эти люди не испытывали сомнений, где им искать Папу. Толпы устремились на площадь и звали Папу Пачелли, который вышел в лоджию и говорил с людьми, благодаря Бога и святых за спасение Рима.

Что касается свидетельств евреев о действенности мер, предпринимаемых Пием XII в этой сложной ситуации, они недвусмысленны. Позже офицер Еврейской Бригады, вспоминая освобождение Рима, скажет (в Davar, еврейской ежедневной газете Израильской Федерации Рабочих): «Когда мы вошли в Рим, уцелевшие евреи сказали нам: «Если мы спасены, если евреи в Риме все еще живы, идите с нами и благодарите Папу в Ватикане. Ибо по его личному приказу евреев укрывали в ватиканских церквях, монастырях, зданиях и частных домах». Комитет по религиозным вопросам в армии и на флоте Американского еврейского комитета содействия благоденствиюобратился к Папе с письмом. В нем, в частности, говорилось:

«Мы получили отчеты от наших военных капелланов в Италии о помощи и защите, оказываемой итальянским евреям Ватиканом, священниками и церковныими организациями во время нацистской оккупации. Мы глубоко тронуты этих экстраординарным проявлением Христианской любви – тем более, что нам известно, какому риску подвергались те, кто укрывал евреев… Из глубин наших сердец мы шлем вам уверения в нашей нескончаемой благодарности».

Трудясь за кулисами мировой полики, Католическая Церковь получила возможность спасти сотни тысяч жизней. Реши Пий XII выступать с публичными осуждениями чудовищных гонений на евреев со стороны нацистов, (или, высказываться в том же духе о притеснениях Гитлером Католических клириков), Гитлер почти со стопроцентной вероятностью развернул бы еще более жестокую кампанию против Церкви, тем самым лишив ее возможности оказывать действенную помощь беженцам и жертвам нацизма.

Пий не имел права на ошибку. Гитлеровская оккупация Рима продолжалась с сентября 1943 до июня 1944, и он мог разрушить Ватикан, если бы Понтифик имел неосторожность спровоцировать его. Германский посол в Италии Рудольф Ран (Rudolf Rahn) описывая ситуацию в Италии того периода, рассказывал о существовании заговора с целью похищения и взятия в заложники Папы Пия XII и его кардиналов. «Факт существования [плана] и его цель совершенно четко запечатлелся в моей памяти», — сообщал Ран. Альбрехт фон Кессель (Albrecht von Kessel), помощник немецкого посла в Ватикане, и Карл Отто Вольф (Karl Otto Wolff), германский генерал, шеф СС в Италии в конце войны, подтверждаюи, что такой план действительно разрабатывался.

Немецкому руководству доставало здравого смысла избегать, по крайней мере до тех пор, пока в этом не было серьезной необходимости, вторжения в Ватикан, которое ужаснуло бы мировое общественное мнение. Слабые попытки протестовать немцы оставляли безнаказанными, но если голоса протеста становились сильнее, они безжалостно подавляли сопротивление. Рассмотрим хорошо известные события германской оккупации Голландии в 1942. Когда нацисты только начинали депортацию датских евреев в концентрационные лагеря, обратившихся в Христианство не тронули. Тем не менее, многие Христианские лидеры высказывали свой протест против депортации. Нацисты ответили, что духовенству следовало бы помолчать, в противном случае положение дел может ухудшиться».Католический Архиепископ Утрехта игнорировал это предупреждение и опубликовал письмо с протестом против депортации, которое было зачитано 26 июля 1942 на всех Мессах. Пять дней спустя нацисты объявили о «контрмерах» против этого письма. «Если Католический клир не дает себе труда вести с нами переговоры, мы вынуждены воспринимать Католиков еврейской крови как своих злейших врагов и, следовательно, обязаны депортировать их на Восток». Нацисты немедленно приступили к действиям. Они задерживали евреев, обратившихся в Католичество, в том чиле Эдиту Штайна (Edith Stein), еврейскую женщину-ученого, философа, ставшую монахиней-кармелиткой. Она умерла в Аушвице и была беатифицирована как Блаженная Эдита Штайн.

Открытая враждебность со стороны Папы не могла бы не вызвать реакцию нацистов. Это спровоцировало бы их на убийство множества невинных людей, защитить которых Пий XII сделал своим долгом, и его спасительная миссия потерпела бы крах. Важнейшие свидетельства деятельности Пия во время войны исходят, конечно, от тех, кто был непосредственным свидетелем событий. Во время войны главный раввин Иерусалими Исаак Херцог (Isaac Herzog) писал:

«Мне хорошо известно, что Его Святейшество Папа до глубины своей благородной души был противником всех гонений и особенно гонений… которым нацисты неустанно подвергали еврейский народ… Я пользуюсь этой возможностью, чтобы выразить мою настолько же искреннюю, насколько и глубокую признательность…за неоценимую помощь, оказанную Католической Церковью еврейскому народу в его несчастии».

После войны Моше Шаретт (Moshe Sharett), ставший премьер-министром Израиля, сказал Пию XII, что его «первейшим долгом» было поблагодарить Папу и Католическую Церковь «за все, что они сделали… чтобы спасти евреев». Морис Эдельман (Maurice Edelman), президент Англо-Еврейской Ассоциации, посетил Пия XII, чтобы лично поблагодарить его за спасение жизней стольких евреев.Пинчас Лапид (Pinchas Lapide), консул Израиля в Италии, писал, что «Католическая Церковь во время войны спасла больше еврейских жизней, чем все другие церкви, религиозные учреждения и организации спасения вместе взятые».

В 1958, когда Пий XII скончался, посол Израиля в ООН (и будущий премьер-министр) Голда Меир (Golda Meir) сказала: «В течение десяти лет нацистского террора, когда наш народ прошел через ужасы мучений, Папа возвысил свой голос, чтобы осудить палачей и выразить сочувствие их жертвам». Наум Голдман (Nahum Goldmann), президент Всемирного Еврейского Конгресса, заявил: «С особой благодарностью мы помним все, что он делал для гонимых евреев в один из самых мрачных периодов их истории». Раввин Элио Тоафф (Elio Toaff), позже ставший главным раввином Рима, сказал: «Более чем кто-то другой, мы имели возможность ощутить и великую доброту, исполненную сострадания и великодушия, которую Папа являл во время ужасных лет гонений и террора, когда казалось, что у нас уже не осталось никакой надежды». The Jewish Post (Виннипег) от 6 ноября 1958 сообщала:

«Понятно, почему кончина Папы Пия XII вызвала чувство искренней горести практически во всех секциях Еврейских Кварталов. Возможно, не было в нашем поколении ни одного правителя, который сделал бы больше для евреев в час их величайшей трагедии, во время нацистской оккупации Европы, чем покойный Папа».

Правление Пия сочетало в себе осторожность, храбрость и сострадательность. Действуя подобным образом, он уменьшил страдания, спас множество жизней, приблизил окончание войны и даже помог победе Союзников. Посреди тяжелейшего кризиса в истории Европы он занял абсолютно правильную позицию и был уверен в ней, позицию защитника Церкви и человечества. Пий XII был прав, а его хулители – нет.

Источник: The New INAV.net
Пер. Роман Стыран

Рейтинг Francis.ru